Воскресенье, 21 января 2018 года, 21:35
RSS
Глава Калмыкии: регион перестанет быть сверхдотационным в 2013 году Печать

Калмыкия, которую привыкли считать «слабым» в экономическом отношении регионом, ступила на путь кардинальных реформ — так позиционирует курс руководства республики ее глава Алексей Орлов. В интервью корреспонденту РИА Новости Юлии Насулиной губернатор рассказал, чего ждет от своего нового правительства, как регион уже в будущем году планирует избавиться от статуса сверхдотационного, что значит для калмыков визит Далай-ламы, и что делать с проблемой опустынивания в регионе.

— Алексей Маратович, в конце октября этого года вы отправили в отставку правительство региона, сейчас завершается формирование нового состава. Чего вы ждете от обновленного кабинета министров?

— Уходящий состав проделал большую работу по стабилизации экономики республики, однако сейчас наступило время для кардинальных перемен, которые должны вывести экономику региона на качественно новый уровень. Например, ставится задача, чтобы в течение ближайших двух-трех лет все крупные инвестпроекты, реализуемые на территории республики, получили свое логическое завершение — объекты были введены в эксплуатацию. Это строительство завода по производству комбикормов в Яшалтинском районе, мясоперерабатывающего комбината в Лаганском районе, специализирующегося на переработке мелкого рогатого скота, проектов ветроэлектростанций, птицефабрик. Данные объекты должны заработать на экономику региона.

— Работают ли в республике какие-либо механизмы помощи инвесторам, реализующим эти проекты?

— Мы уже практически сняли все административные препоны для их реализации. Кроме того, мы сейчас создаем инвестиционный фонд стратегического развития Калмыкии, который сможет работать на условиях государственно-частного партнерства и стимулировать реальный сектор экономики. В настоящее время для этого прорабатывается нормативно-правовая база. Полагаю, что в конце этого года на одной из заключительных сессий Народного Хурала мы внесем этот проект на рассмотрение, и если депутаты нас поддержат, к концу января 2013 года завершим его формирование.

— За счет каких средств будет формироваться инвестфонд, и если этот вопрос уже проработан, в каком объеме он будет принят?

— В текущем году мы получили дополнительный доход по статье НДФЛ в размере 2,2 миллиарда рублей, из которых почти 900 миллионов поступили в городской бюджет, а 1,3 миллиарда — остались в республиканском. Из этих средств мы осенью погасили наши коммерческие кредиты, которые составляли около полумиллиарда рублей, а остаток (почти 800 миллионов) планируем разместить в инвестфонде. Кроме того, имея собственные ресурсы, мы можем рассчитывать на федеральную поддержку еще в пределах 290 миллионов рублей. То есть получается более 1 миллиарда плюс привлеченные средства инвесторов. Все эти средства должны быть максимально направлены в реальный сектор экономики республики, нам ни в коем случае нельзя проесть полученный доход и профицит бюджета.

— С учетом этих доходов, какие экономические показатели ожидаются в регионе по итогам года, и какой прогноз делается на 2013 год?

— У нас наметилась достаточно хорошая динамика роста ВРП. На сегодня он составляет 29,7 миллиарда рублей, при том, что в 2011 году — 27,3 миллиарда. На будущий год мы хотим выйти на 32,4 миллиарда рублей. Цифры говорят сами за себя. Среднегодовой объем ВРП на душу населения у нас также растет — с 84 тысяч в 2010 году до 103 тысяч рублей сегодня. Соответственно, прирост ВРП через приток налоговых поступлений влияет и на увеличение собственных доходов региона. В этом году динамика прироста по сравнению с прошлым составит примерно 1,7%, на 2013 год мы ожидаем рост в 2,4%.

— За счет чего удается добиться роста?

— За счет того, что мы спустились с заоблачных высот, и в 2011 году приняли крайне жесткий кризисный бюджет: расходы были сокращены на 30 с лишним процентов. В предыдущие периоды наш бюджет колебался от 8 до 9 миллиардов рублей, мы его опустили до 5,8 миллиарда, сохранив рамки дефицита (около 280 миллионов рублей). Более того, мы за счет собственных ресурсов (без допдоходов) сократили госдолг на 200 миллионов рублей в прошлом году, подняли зарплату работникам бюджетной сферы трижды на 27%. Это небывалый прецедент для любого, даже экономически развитого региона. Тарифы на электроэнергию были сокращены.

В том же 2011 году нам удалось выполнить и перевыполнить поручение президента по оказанию господдержки семьям, имеющим трех и более детей. Калмыкия пошла дальше в этом вопросе: мы для семей, имеющих четырех и более детей, бесплатно предоставляем второй земельный участок, и самое главное — мы взяли на себя полностью расходы по оформлению этих участков.

Мы рассчитываем, что войдем в 2013 год уже без соглашения с Минфином, то есть выйдем из категории сверхдотационных регионов России. К таким регионам причислятся те, которые финансируются из федерального бюджета более чем на 70%. Однако если данный показатель снижается, и регион за три финансовых года показывает устойчивый темп роста налоговых и неналоговых поступлений в бюджет, рост собственных доходов, сокращение неэффективных расходов, то есть эффективное управление, то может ставиться вопрос о выходе из сверхдотационных субъектов.

— Какова сегодня доля федерального финансирования в бюджете республики, и что даст региону переход из сверхдотационных субъектов в дотационные?

— Доля федеральных финансов у нас на сегодняшний день снизились до 68%. Когда финансовый год закончится, мы уже придем к более серьезным цифрам.

Что касается режима сверхдотационности, он предусматривает ряд обязательств для региона. Это рамки, выработанные Минфином, которые заложены в соглашение между регионом и правительством РФ. Например, закладываются определенные параметры количества госслужащих, структура административных органов, определенная часть расходов на социальную сферу. И за эти рамки без дополнительных согласований с Минфином мы выйти не можем.

Соответственно, выход из сверхдотационных субъектов даст нам возможность варьировать собственный бюджет, свои штатные структуры. Для примера, мы сможем выделить министерство культуры в отдельную единицу, потому что этими вопросами должны заниматься специалисты узкого профиля. То есть понятие дотационный и сверхдотационный — это две большие разницы, как говорят в Одессе.

— А есть ли планы по дальнейшему снижению доли федерального финансирования?

— Мы реально понимаем, что без господдержки нам невозможно выстоять в конкуренции, поскольку регион сложный и сугубо ориентированный на сельское хозяйство, а конкретно на животноводство, где не приходится ожидать быстрого и серьезного прорыва. Поэтому сокращение федеральной помощи не самоцель для нас, важно повышение объема собственных доходов.

— К вопросу о сельском хозяйстве. Каковы основные показатели по разведению крупного и мелкого скота в регионе? И как продвигается развитие племенного животноводства?

— По количеству поголовья у нас довольно неплохие результаты. Если два года назад, в 2010 году, в республике насчитывалось 460 тысяч голов крупного рогатого скота (КРС) и 2,16 миллиона мелкого, то сегодня мы заходим в зиму с показателями 650 тысяч голов КРС и около 2,5 миллиона голов мелкого скота. Этот рост серьезный и ожидаемый, потому что мы ясно наметили приоритеты по развитию.

Насчет племенного животноводства, еще два года назад мы столкнулись с серьезной критикой по состоянию селекционной работы. К концу 2010 года у нас было только около 10% племенного скота от общего количества КРС. Но нам удалось сделать прорыв в этой сфере. Сегодня эта цифра составляет уже 15%, и это было отмечено и на федеральном уровне. В сентябре распоряжением правительства РФ на развитие племенного животноводства республики было выделено почти 183 миллиона рублей. Есть задача довести показатели до 20% в течение 2013-2014 годов. При этом если нам удастся реализовать проекты, связанные с международным сотрудничеством, в частности с Казахстаном, где есть серьезные селекционные наработки, мы сможем сократить сроки.

— Известно, что серьезной угрозой для пастбищ региона, а значит кормовой базы для скота, является процесс опустынивания со стороны «Черных земель». Эта экологическая проблема перекликается и с вопросами водоснабжения региона. Что делается сегодня в этой сфере?

— Решение этих проблем в целом можно разбить на три составляющие. Во-первых, это коренная реконструкция существующих водно-оросительных, обводнительных систем, а их пять на территории республики, они не ремонтировались десятилетиями. Слава Богу, мы нашли понимание в министерстве природных ресурсов РФ, агентстве водных ресурсов, и в прошлом году уже начали первые шаги в реализации этих проектов. Второе — это строительство нового Гашунского (Элистинского) водохранилища и реконструкция существующего Чаграйского водохранилища. И третий аспект — это новые водопроводы в республику, в частности, Ики-Бурульский групповой водопровод.

Все это даст, с одной стороны, возможность, по крайней мере, приостановить темпы движения пустыни, а с другой — обеспечить регион питьевой водой и водой для орошения. Кроме того, мы реализуем программу по ремонту лесопосадок и кустарниковых насаждений. По линии Россельхоза на будущий год на это запланировано около 56 миллионов рублей.

— Когда можно будет сказать, что проблема с водоснабжением максимально приблизится к удовлетворительному состоянию?

— Сложно сказать, ведь территория республики — 76 тысяч квадратных километров, а плотность населения крайне низка, и разбросанность населенных пунктов просто невероятна. Тем не менее, люди не виноваты, что в одном поселке живет 50 человек, а в другом — 5 тысяч. И там, и там человеку надо пить. Если исходить из наших планов, реконструкция водно-оросительных систем — это 2018 год, строительство нового Элистинского водохранилища — 2015 год, завершение строительства Ики-Бурульского водовода — конец 2014 года.

— Другая экологическая проблема — активное сокращение популяции сайгаков. В свое время для их сохранения на территории «Черных земель» был создан одноименный заповедник. Что предпринимает регион в этой связи?

— Проблему охраны животного мира республики и, в частности, сайгаков, мы пытаемся решить с коллегами из Минприроды уже в течение года. Здесь проблема в том, что если на территории заповедника она налажена как часы (там серьезное количество штатных единиц и техника), то на остальной территории республики это, к сожалению, не работает. Вы можете себе представить, что на всю территорию Калмыкии всего шесть или восемь инспекторов, призванных защищать животный мир? Поэтому мы вышли на Минприроды с предложениями, чтобы дать возможность, во-первых, увеличить штатное число егерей, работающих в заповеднике, и, во-вторых, дать возможность этим патрулям нести службу на всей территории республики. Нам нужен штат как минимум 70 человек. Сейчас этот документ проходит согласование во всех министерствах и ведомствах.

— Калмыкия известна не только уникальными заповедниками, но и, прежде всего, религией — буддизмом, доминирующим только в трех регионах России. Насущным вопросом для верующих является возможность визита в регион духовного лидера — Далай-ламы, что не приветствуется Китаем. Что делается, чтобы визит все-таки стал возможным?

— Мы всегда отвечаем интересам общества, а общество давным-давно ждет его пасторского визита. Причем не только верующие, потому что Далай-лама не только религиозный лидер, но и общественный деятель. Калмыкию он последний раз посещал в 2004 году. Сегодня и буддийская общественность, и я, в том числе, постоянно обращаемся к МИДу России с просьбой дать возможность нашему духовному лидеру совершить пасторский визит. Мы воспринимаем его приезд именно как пасторский визит, не носящий политической подоплеки. К сожалению, здесь действительно есть аспект, который связан с внешнеполитическими интересами России, но я убежден, что рано или поздно этот вопрос будет разрешен. У России достаточно сил, средств и политической мудрости руководства, чтобы принять правильное решение. Думаю, в самое ближайшее время коллеги из МИДа дадут нам какой-то ответ.

— Если говорить о специфике региона, нельзя обойти стороной шахматы. Калмыкия уже прочно укрепилась в статусе «шахматной столицы» России. Что делается в регионе для поддержания этого статуса, и остались ли в этой сфере нерешенные вопросы?

— Факты того, что шахматы — это предмет, изучаемый в школах региона, что у нас существует республиканская программа поддержки этого вида спорта, что наш земляк, предыдущий руководитель республики, возглавляет международную шахматную федерацию и делает все возможное для активизации международной части жизни республики, говорят сами за себя. Что нам еще хотелось бы делать? Нам хотелось бы построить шахматную академию, как это делается сегодня во многих регионах России для обучения детей, проведения соревнований. В этом плане нам, конечно, легче, чем, например, нашим соседям астраханцам, где академия открылась фактически на ровном месте для популяризации шахмат. У нас уже есть мощная шахматная федерация, «Сити-Чесс» и плеяда выдающихся шахматистов мирового уровня, и мы работаем над академией.

Вопрос в том, что, как правило, они строятся не на бюджетные средства, в лучшем случае государство предоставляет какое-то софинансирование, а в основе — инвестиционные средства спонсоров, которые сотрудничают с федерацией. Пока мы еще ищем такого инвестора, и некоторые предложения у нас уже есть.

— В заключении немаловажная тема: какие перспективы у Калмыкии по развитию транспортного сообщения с другими регионами страны?

— Сегодня компания «Руслайн» осуществляет четыре регулярных рейса «Москва — Элиста», и мы работаем над увеличением частоты полетов. Другие направления пока не обсуждаются. Единственное — на будущий год запланирована приватизация аэропорта Элисты. Это около 399 тысяч акций с начальной ценой 8,5 миллиона рублей. Если наш аэропорт купит серьезный инвестор, то, безусловно, он его купит не просто как игрушку, а для бизнес-проектов. С учетом этого можно будет говорить о развитии чартерного сообщения как минимум со странами Ближнего Востока, СНГ.

— Как развивается железнодорожное сообщение?

— Здесь проблема несколько сложнее, потому что существующая ветвь Элиста-Дивное — тупиковая, и хотя там есть минимальная динамика роста грузоперевозок, она не отвечает требованиям сегодняшнего дня. Сейчас идет реконструкция этой дороги по программам РЖД. По результатам ее реализации в 2016 году можно будет говорить о бесперебойном сообщении Элиста-Ставрополь. Есть ветка, которая проходит по югу Калмыкии — Улан-Хол-Астрахань, работающая как пассажирская и для перевозки нефтепродуктов. Кроме того, в постановлении правительства о перспективных планах развития железнодорожных сетей юга России есть проект строительства дороги Элиста-Волгоград. Вот это наиболее перспективная часть развития железнодорожного транспорта республики. Таким образом, мы получим возможность связаться практически со всей Российской Федерацией.

— А как насчет сообщения Ростов-на-Дону — Элиста?

— Насчет этого можно помечтать.

По материалам "РИА Новости".  Ссылка на источник http://ria.ru/interview/20121127/912445474.html#ixzz2DRVPvlGC

27.11.2012 15:53
 
© Администрация Главы Республики Калмыкия,
© Управление по развитию электронного правительства Республики Калмыкия
2005-2010. Официальный сайт Главы Республики Калмыкия "Глава Калмыкии".
Разработка РГУП ЦИРИТ РК при помощи Shape 5 2010 г.